Дачная лихорадка
18+

Дачная лихорадка

Комедия эпохи Просвещения
Премьера:
25 Апреля 2014 г.
Автор:
К.Гольдони
Режиссер:
Юрий Мельницкий
Художник:
Наталья Зубович
Художник по свету:
Наталия Гара
Композитор:
Алексей Екимов
В спектакле звучит музыка:
Б. Бриттена
Помощник режиссера:
Лариса Богданова
Действующие лица и исполнители:
Бриджида – Мария Суворова
Фердинандо – Екатерина Костина
Леонардо – Алексей Мишагин
Чекко - Андрей Самусев
Берто - Дмитрий Бедак

 

"Дачная трилогия" - это одна из последних вещей, написанных Гольдони до эмиграции во Францию, один из его шедевров. Может быть, самая известная его пьеса, наряду с "Хозяйкой гостиницы".  Однако полностью она не переведена, и потому единственная пьеса, которая есть на русском,  - "Дачная лихорадка" - редко ставится в России.

Многое из того, что Карло Гольдони показал в своих комедиях, он наблюдал в Бренте, на виллах своих знакомых: "Я посетил несколько тех вилл на берегах Бренты, где царят роскошь и великолепие. Наши предки ездили туда собирать доходы; сейчас туда ездят растрачивать их. На даче идет крупная карточная игра, держат открытый стол, дают балы и спектакли; именно здесь более, чем где-либо, процветает без всякого удержу и стеснения итальянское легкомыслие, авантюризм и любовные интриги".

 

Алессио Бергамо, итальянский режиссер (Школа драматического искусства):

У меня есть ощущение, что в России итальянское театральное искусство, как и итальянское кино, в среднем, популярном восприятии - нечто веселое, жизнерадостное и легкое. Это касается и творчества Гольдони. Но дело обстоит иначе. Если неоспоримая правда, что Гольдони – смешной автор, то надо сказать еще, что он и жесток. Жесток в своей иронии. Жесток в описании безнадежности, безвыходности, тупости взаимоотношений его персонажей, в конце концов. Он спасает (себя и других) иронией, превращая жестокий ад в ад смешной. Он это делает, потому что он Гольдони, а не Стриндберг. Может быть, он это делает, потому что итальянец, а не швед. Хотя национальность тут, мне кажется, не принципиальна. Важно то, что он это делает, потому что Небо, спасение, счастье - рядом. Но они приходят только в конце; а "нормальность" - ад. Так что, даже если смех есть, и его много, он довольно жесток.

Гольдони — итальянец, и его мера — маленькая площадь, а не широкие проспекты города и бесконечные равнины степи. В муравейнике итальянской площади, в муравейнике семьи, в муравейнике человеческой души Гольдони разбирается очень тонко. Эту душевно-социальную тесноту, этот лабиринт, эту фугу тупиков он исследует с невероятным, инстинктивным знанием и подробностями.

 

Спектакль без антракта.

    Мы в Instagram:
     
    270posts692followers147following