Жил-был детский режиссер

Жил-был детский режиссер

В репертуаре ТЮЗа появился уникальный спектакль, можно даже с уверенностью сказать, что уникальный он и для целой России. Авторская идея супругов Юрия Алесина и Елены Красильниковой с чудаковатым названием "Планета - Лысина" задумывалась для их "семейного" проекта – театра "Снарк". Но вышло так, что главный режиссер ТЮЗа Илья Ротенберг вовремя узнал, что пока реализовать эту идею в "Снарке" у Юрия не получается, и предложил поставить спектакль на малой сцене ТЮЗа. Так маленькие томичи получили возможность смотреть то, что с таким интересом все больше смотрят маленькие москвичи, – изобретательный, авторский, "штучный" детский театр.

Спустя долгие годы театр для детей в нашей стране вновь оформился как явление, вновь стал искусством, а не производством, сферой творческого самовыражения для режиссеров и исследования для театральных профессионалов и зрителей. Конечно, для кого-то этот тернистый путь поиска идеального детского театра не прекращался никогда, и в России существуют славные традиции в этой области. Но каждое следующее поколение детей "отодвигало" детский театр от слова "современный", а благодаря "поточному" процессу создания большинство спектаклей превратились в воплощение представлений взрослых о детях – ребенок любит развлекаться и устает от полезной информации.

 

Новый детский театр возник с появлением новых, преимущественно независимых, частных театров и режиссеров, которые специализируются на спектаклях для детей или для всей семьи сразу. Такое творческое "предложение" отвечает "спросу" современных семей чаще быть вместе, развиваться и интересоваться чем-то тоже сообща.

Юрий Алесин – режиссер современных детских спектаклей, основатель собственного театра для детей "Снарк" в Москве. Свой выбор творческого пути он объясняет удачно сложившейся биографией. Еще до поступления на режиссуру и немного после - он занимался с детьми в театральной студии городского Дворца пионеров. Все решила режиссерская лаборатория Олега Лоевского "Золотая репка", где сложилась компания режиссеров: Дмитрия Егорова, Евгения Зимина и Полины Стружковой (сегодня эти имена звучат наиболее часто, когда говорят о заметных детских спектаклях). Тогда желание делать спектакли для маленьких зрителей сформировалось окончательно, и возникли идеи, как это желание осуществить.

 

- Режиссеру вообще сложно "трудоустроиться", обычная причина отказа от его творческого предложения: мы вас не знаем, - поясняет Юрий. – Но как сказал Питер Брук, режиссер безработным быть не может. Так родилась мысль сделать собственный театр.

 

И правда, театрам не выгодно рисковать, полагаясь только на энтузиазм молодого режиссера, тем более, если он предлагает эксперимент. Поэтому когда кому-то удается открыть "новое имя", об этом сразу становится известно всему сообществу. Но отказаться от такой востребованности и "плавать" в детском театре самостоятельно отваживаются немногие из режиссеров. А история успеха таких коллективов, кто взялся одновременно и делать, и продвигать свой детский театр, вообще выглядит как хорошая сказка – "жил-был детский режиссер…".

Московский театр "Снарк", которым руководит Юрий Алесин, по определению не может быть театром обычным. Каждый раз, когда о нем заходит речь, Алесин упоминает историю давшего название мифического существа (из Льюиса Кэрролла), которого никто не видел, но все желают найти. Таким, по его признанию, и является идеальный детский театр – узнать, что он есть, можно только, стремясь его найти.

Сегодня "Снарк" занимает практически все время своих создателей и переживает период активного роста. "Сложилась ли традиция театра для малышей в России?" - спросили мы.

 - В основном опыт "правильных" детских спектаклей стоит перенимать сейчас у Европы – у театров Италии, Дании. С 70-80-х годов внимание к постановкам для самых маленьких там повышенное. Однако и в России есть достойные спектакли. В РАМТе, в Театриуме на Серпуховке, когда проходит их фестиваль "Гаврош"… В вашем театре есть спектакль Петра Зубарева "Узелок со сказками" - его спектакли не раз привозили на фестивали, и мне очень нравится то, что он делает. Еще один ваш спектакль, который бы я даже пригласил к себе на фестиваль (фестиваль камерных детских спектаклей "Карабас" - прим.), – работа актрисы Ольги Райх "Верблюжонок, пингвиненок и все вокруг". Он сделан вполне по-европейски.

- А как Вы оцениваете свой опыт?

- Мы лучшие! Серьезно! Вообще чтобы видеть, каким может быть детский театр, нужно бывать на фестивалях. Два больших фестиваля детских спектаклей в Москве – "Большая перемена" и "Гаврош" - привозят коллективы с мировым именем, устраивают читки детских пьес, признанных лучшими. Мы (театр "Снарк" и театр "Домик Фанни Белл") устраиваем свой фестиваль по-другому: показываем, что из достойного детского внимания есть у нас. И участников у "Карабаса" достаточно.

- А что достойно внимания ребенка? Как вызвать его интерес, или, скорее всего, – интерес родителя, чтобы он обратил внимание на спектакль при выборе досуга?

- Театр – тот вид искусства, который больше всего развивает фантазию. Это в мультике, как правило, все нарисовано и все понятно. Здесь же в большинстве представлены зоны, где нужно дофантазировать, додумать, догадаться, прочувствовать, ведь на сцене живые артисты. Театр больше всего, из всех видов искусства визуального, к этому располагает. … И есть советская традиция посещения театра, так что дети и родители не отнесутся к нему, как к чему-то неизвестному, и не обойдут его стороной.

- Кстати, мультики – не конкуренты детским спектаклям?

- Нет, это совершенно разные области. Но, кстати, самое интересное сейчас происходит даже не в кино, а в мультипликации. Там  работают люди, на которых я ориентируюсь – по трудоспособности и изобретательности. В студии Пиксар, Гибли – я всегда смотрю, насколько серьезно люди подходят к искусству для детей, и в своем театре стараюсь тоже относиться к этому со всей серьезностью.

 

- Есть какие-то "составляющие успеха" детского спектакля? Наверное, можно определить, что в нем должно быть, чтобы нравиться зрителю…

- Для режиссеров здесь всегда есть ловушка: детям нравится все. И критерий – ребенку нравится – в наших кругах уже не работает. Нужно, наверное, чтобы нравилось ребенку и родителю. Ну, а дальше у каждого свои постулаты. У меня – это зрительское равноправие. На моих спектаклях, к этому я стремлюсь, должно быть интересно и ребенку, и родителям. И разговор с маленьким зрителем мы ведем на равных, без заискивания и сюсюканья. Я не ставлю своей целью – обязательно его развлечь. Хотя кто-то наоборот, хочет развлекать…

- А как и когда возникает Ваш спектакль?

- Конечно, в процессе. Я тут перечитал сценарий "Планеты - Лысины" и понял, что он кардинально отличается от того, что мы сделали. В первоначальном - было гораздо больше мультипликации… Когда я приехал сюда, познакомился с артистами, они стали предлагать свои идеи. И, конечно, они мне очень помогли. С ними лучше работать, чем с картинкой. Спектакль стал более актерским, чем планировалось сначала.

- Что Вы предпочитаете как зритель?

- Я всеяден. Смотрю все, но больше люблю фантазийные вещи. Глубокий реализм не по мне. Хотя люблю современную драматургию, потому что это что-то про "сейчас".

- Как же непосвященному зрителю сориентироваться в новых названиях? Как выбрать - особенно детский спектакль, когда ребенок только знакомится с миром театра?

- У вас в Томске, я посмотрел, не очень большой выбор. В Москве бы я посоветовал ходить на фестивали, просматривать афиши независимых театров. Потому что сейчас появляется так много всего нового. Но выбрать всегда можно. А зритель до 4-5 лет, действительно, приходит в театр не за впечатлениями от истории. И я не озадачиваюсь тем, чтобы донести до него какую-то мысль, чтобы он что-то понял. Главное - познакомить его с тем инструментарием, с которым работает театр.

Вот начало нашего спектакля: выходят артисты, выносят реквизит, проверяют все эти камеры и начинают работать. А ребенок видит, что есть артисты - они играют. Уже лет с 5-6-ти можно переходить в повествовательную плоскость, где само актерство скрыто или нарочно не скрывается. Но вначале маленького зрителя нужно познакомить, объяснить ему, куда он пришел, и как с ним здесь будут говорить.

- Какие темы стоит обсуждать в детском театре? Какие ребенок поймет и как использовать иносказательный язык сказки?

- Сейчас самая проблемная точка – взаимоотношения человека и государства. После 5-6 лет ребенок способен понять довольно многое, что происходит во взрослом мире. И многое вызывает у него живой интерес. Сейчас перечитываю книжку "Король Матиуш I", где сюжет посвящен как раз такой "взрослой" теме. В сказке мальчик стал королем и столкнулся с неожиданными трудностями – с жадными министрами, с народом, который не хочет слушать своего правителя. И надо учиться понимать это. Как и неизбежность смерти, проблемы во взаимоотношениях с родителями…

И вообще я думаю, не стоит ничего замалчивать. Стоит говорить о том, о чем мало говорят. Информация должна быть распределена равномерно, и ребенок должен иметь к ней доступ.

 

P.S. Уважаемые зрители! Вы можете видеть уникальные фотографии с репетиции "Планеты - Лысины".

 


Мы в Instagram:
 
89posts345followers76following