Творческий эксперимент на сцене ТЮЗа

Творческий эксперимент на сцене ТЮЗа

15 ноября в 16.00 малая сцена ТЮЗа станет местом творческого эксперимента. Приглашаем зрителей на открытую читку остросоциальной пьесы "Путешествие Алисы в Швейцарию" швейцарского драматурга Лукаса Берфуса.

Внимание! Количество мест на малой сцене ограничено. Только для зрителей старше 18 лет!

Марина Тимашева: Название пьесы апеллирует к Льюису Кэрроллу с его "Приключениями Алисы в стране чудес". Здесь Алиса - молодая немка.  У нее лейкемия,  от болезни она устала, но больше, чем собственные страдания, ее тяготят мучения матери.  Алиса намеревается одним махом избавить ее от себя, а себя - от унизительной борьбы с болезнью.

Алиса отправляется в страну чудес - Швейцарию, в которой доктор Густав Штром практикует эвтаназию.  По ходу дела у него отзывают врачебную лицензию, он не может больше колоть своим "пациентам" смертельные инъекции и выдумывает ужасающий метод: под его наблюдением люди, добровольно решившиеся уйти из жизни, выпивают лошадиную дозу снотворного и надевают на голову пластиковый пакет. Полиции остается  констатировать самоубийство.

Прототипом главного героя, возможно, послужил Кеворкян, американский врач, сторонник эвтаназии. В конце 80-х он создал "машину самоубийства", "подающую смертельную дозу анальгетиков и токсичных препаратов в кровь больного, для пациентов, не способных покончить с собой иными способами. Идеи Кеворкяна были решительно осуждены врачебным сообществом и властями США. В 1991 году его лишили лицензии на занятия медицинской практикой. В  1999 году Джек Кеворкян был обвинен в прямом убийстве второй степени. Решением суда Кеворкян был приговорен к тюремному заключению сроком от 10 до 25 лет. В 2007 году  был выпущен на свободу".

Но на родине драматурга, в  Швейцарии,  эвтаназия давно легализована.  Согласно официальной статистике, 200 иностранцев каждый год  приезжает в Цюрих за так называемой  "профессиональной помощью в самоубийстве".  В 2007 году здесь разрешили  эвтаназию  не только для людей с неизлечимыми физическими, но и с тяжелыми психическими заболеваниями.  Вина Густава Штрома  в том, что он самовольно расширил список пациентов, заслуживающих, по его мнению, достойной смерти.


Мы в Instagram:
 
89posts345followers76following