Эксклюзивное интервью актрис ТЮЗа нашему ЖЖ

Эксклюзивное интервью актрис ТЮЗа нашему ЖЖ

Их дружеское трио сложилось давно, артистическое – относительно недавно и не имеет названия, но зато отличается оригинальным исполнением, эффектным внешним видом и искренним желанием дарить своим зрителям радость. Ольга Никитина, Марина Фадеева и Ольга Райх блеснули в концерте «капустных» актерских номеров, исполнив шутливую по манере песню «В далеком Лондоне». Сам по себе озорной и стильный номер (бывает и такое) не обещал тогда никаких серьезных дивидендов. Однако с азартом и удовольствием сделанный и исполненный он стал началом примечательной истории в творчестве наших героинь.

В конце февраля актрисы ТЮЗа приняли решение участвовать во Втором открытом региональном фестивале-конкурсе «Почти Belcanto» в г.Тюмени. Даже пресловутый поиск финансирования в театре завершился успешно. И актрисы в сопровождении бессменного аккомпаниатора Вадима Мухортова поездом отправились в поющую Тюмень.

Об этой поездке и ее результатах, о явлении актерской песни и о природе актерского ансамбля, юморе и многом другом мы поговорили с нашими собеседницами: Ольгой Никитиной, Ольгой Райх и Мариной Фадеевой.

Как это было?

Фестиваль-конкурс «Почти Belcanto» проводился в Тюмени только второй раз, однако в сравнении с первым сами организаторы отмечали небывалый интерес и активность участников. Екатеринбург, Казань, Кемерово, Иркутск, Курск, Москва, Пермь, Рязань, Тверь – десятки городов, и среди них - Томск.

Идея создания фестиваля возникла у председателя Тюменского отделения союза театральных деятелей РФ, народного артиста России Владимира Орла. К 65-летнему юбилею регионального отделения СТД и приурочили  это масштабное торжество актерских певческих талантов. Для справки: Belcanto переводится как итальянская школа пения, которая характеризуется красивым мягким звуком. Смесь юмора, песни и актерской игры дала название «Почти Belcanto».

Ольга Никитина: Уровень конкурса был довольно высоким. И мы, конечно, находились под большим впечатлением от происходящего. Участников было так много и география такой широкой, что было с чем и кем сравнивать. Фестиваль шел два дня. В первый день проходил сам конкурс. Вечером нас ждал творческий ужин. Да, это так называлось! Там театры в формате капустника исполняли свои номера. Это был дух творческой лаборатории. Уже потом мы втроем говорили и пришли к выводу: актерская песня – это очень серьезно. И не менее серьезно должна быть поставлена работа с актерами по овладению вокалом, своим голосом, новыми выразительными средствами.

Ольга Райх: У нас в Томске есть свой конкурс. Но опыт участия в «Почти Belcanto», то разнообразие… Представьте, 41 номер! Конкурсанты из самых разных городов России. Даже актер из Израиля принял участие… Но дело даже не в этом. Было много актеров с мощным, потрясающим вокалом. И они делали свои номера так талантливо! Из Кудымкара актер, который взял Гран-при, поразил 4-минутным моноспектаклем, он исполнил «Желтый ангел» Вертинского.

Ольга Никитина: В зале плакали, правда. Так проникновенно это звучало. А актрисы из Екатеринбурга заняли первое место с юмористическим номером «Я ехала домой».

Ольга Райх: Пели на голоса, раскручивали сюжет…

Ольга Никитина: Но справедливости ради заметим, что в этих театрах актерская песня живет как отдельный жанр, профессиональные педагоги систематически занимаются с труппой, номера режиссируются.

Знакомства с серьезными последствиями

В поезде наши артисты познакомились с ребятами из Омска. Оказалось, что они тоже едут на конкурс.

Ольга Райх: Мы разговорились. У них в театре действует универсальная система подготовки актеров. При театре существует театральная студия, ребята из которой имеют возможность попасть в труппу.

Ольга Никитина: Театральная студия «выращивает» для театра актеров. Не все выпускники студии становятся актерами, потому что не все к этому стремятся. По принципу родника или ручья талантливые дети остаются в театре.

В Томске тоже в свое время были успешные театральные студии при театрах. Такая «кузница кадров» могла существенно помочь в ситуации с театральной молодежью, миграция которой, так или иначе, сказывалась на развитии театра, на его репертуаре. В ТЮЗе однажды тоже возникла ситуация, когда труппа остро нуждалась в молодом пополнении. Тогда опытные артисты привели в театр своих учеников из Томского колледжа культуры и искусства (ТОККИ). Пока что колледж, сменивший название, остается единственной площадкой подготовки артистического состава. Однако, о конкурсе…

Творческие и рабочие поездки всегда открывают глаза на проблемы и способы их решения.

Ольга Райх: На конкурсе мы познакомились с педагогом одного из театров. Она проговорила очевидную, но такую важную для нас мысль: с помощью голоса можно выразить свою душу, зритель услышит твое звучание, звучание тебя.

Ольга Никитина: Это очень нужно для профессии. Арии петь мы не собираемся, но грамотное звукоизвлечение нам бы пригодилось.

Ольга Райх: Поэтому мы в Томске нашли педагога, пока в театре его нет, чтобы заниматься самостоятельно. Людмила Ивановна Асланян делает это очень профессионально. По оригинальной системе. Пытается донести до нас, как… прыгать по камушкам…

Ольга Никитина: Да-да, или что в зубах маленькие дырочки. Голова кругом от того, как разыгрывается наша актерская фантазия. Нам это удается просто.

Ольга Райх: И так, играючи, мы постигаем сложную науку. Новичков она учит катить бочку. У нас и шутка такая есть – мы все бочку катим.

Ольга Никитина: Конечно, у нас есть желание отнестись и заниматься этим серьезно. Но сначала нужно изучить азы.

Ольга Райх: Она нас учит академическому пению, развивает наши природные способности. Что мне нравится - она сама поет.

Ольга Никитина: Да, такой «играющий тренер». И хорошо, что мы подталкиваем друг друга к работе, «играем командой».

Что такое актерская песня и феномен всенародной любви?

Ольга Никитина: У нас зависимая профессия. В том смысле, что мы зависим от режиссера, от того, как он видит спектакль и кого выбирает в нем играть. Идея выступить, по крайней мере, у нас с Мариной, возникла от простоя. Мы не так заняты сейчас, как хотелось бы. Мы захотели показать другую грань своего актерского существования.

У Ольги Райх история явно отличалась, поскольку в театре она играет много, чтобы чувствовать свою востребованность. Она рассказала, что уже давно познакомилась с творческими биографиями Елены Камбуровой, Марлен Дитрих и вдохновилась их искусством актерского исполнения песен. Когда на глазах у зрителей возникало сценическое действие, эпицентром которого была актриса и ее песня.

Ольга Райх: Именно этим – актерским существованием на сцене – и интересна актерская песня. Почему, например, некоторых исполнителей-вокалистов невозможно слушать долго – в каждой песне нет отдельного существования.

Ольга Никитина: Согласна. За что в свое время так полюбили Пугачеву? На сцене она каждый раз и каждую песню придумывала сама, про что и зачем она это поет. Одного голоса для этого не достаточно.

Ольга Райх: Нам в театре захотелось начать с малого. Мы и сейчас и тогда прекрасно понимали, что без педагога сделать номер на высоком уровне невозможно. Но задолго до конкурса у нас возник номер «В далеком Лондоне»…

Ольга Никитина: Из самых дружеских побуждений!

Ольга Райх: Мы выступили с ним на День театра, потом выступали на корпоративах…

Ольга Никитина: Да, так мы придумали себе еще один способ самовыражения.

О команде или как возникает актерский ансамбль?

Ольга Никитина: Если образно выразиться, актерский ансамбль – как баскетбол. Смысл в том, что ты не бежишь с мячом, а постоянно его бросаешь. И при этом твоя задача – знать и чувствовать, кому его кинуть и кто точно его поймает. В большинстве случаев это зависит от режиссера, как он это выстроит. Конечно, мне бы очень хотелось играть с Олей и Мариной, мы ведь дружим, но от нас это не зависит. Вообще я готова в работе полюбить любого партнера, просто потому что мы делаем одно дело. Самое сильное мое переживание существования в актерском ансамбле – это стопроцентно командный спектакль «Калека с острова Инишмаан» (режиссер заслуженный деятель искусств России Лариса Лелянова).

Ольга Райх: У меня такое чувство возникло в работе над «Анной Карениной» (режиссер Евгений Лавренчук). Я бы описала это как работу не со всеми, а даже за всех, полное растворение в каждом партнере, понимание того, что без тебя или кого-то другого спектакль существовать не сможет.

Ольга Никитина: Вот видите, какими индивидуальными бывают чувства. Для меня «Каренина» не всегда была такой. Хотя ведь мы сидели и слушали друг друга за сценой. И был даже такой случай: на премьере я поняла, что не работает микрофон, и внутренне смирилась с тем, что придется работать только своим голосом. Как только я попала за кулисы – все бросились ко мне. Ефим Руах (художник спектакля), Кузичкин (исполнитель роли Каренина), Олег Стрелец вообще судорожно начал срывать с себя пояс с микрофоном со словами: «Мне он больше не нужен, возьмите вы…» Думаю, я выдержала только благодаря этому.

К нам присоединилась Марина Фадеева, и мы продолжили тему, поменяв немного направление.

Ольга Райх: Наш ансамбль точно сложился! Мы разные. И нас спасает чувство юмора. Ситуации порой бывают непредсказуемые.

Марина Фадеева: Как тут обойтись без командного духа, когда за минуту до выхода осознаешь, что на платье сломан замок…

Ольга Райх: …И дрожащими руками второпях его зашить не получается…

Марина Фадеева: …И приходится выступать боком, чтобы никто ничего не заметил.

И в Тюмени без курьезов не обошлось

Ольга Никитина: Нас объявили по фамилиям. Мы приготовились к выступлению. И с недоумением видим, как на сцену понесли 4 стула. Дело в том, что никакого реквизита в нашем номере нет и быть не должно! Понимая, как мало у меня времени, я пытаюсь спорить за кулисами с женщиной, которая слышать ничего не хочет: «У вас написано – 4 стула!» Каким-то образом на сцене все-таки показывается монтировщик и начинает эти стулья убирать. По залу уже раздаются сдавленные смешки.

Марина Фадеева: Выносят стул Мухортову…В зале уже не сдерживаются. И тут выходим мы!

Ольга Райх: Вполне себе серьезные, в образе таких «аккуратных гимназисточек». Но публика в зале уже встречает нас смехом. А мы не специально!

Марина Фадеева: Нас очень хорошо принимали.

Ольга Райх: Нас точно запомнили!

Марина Фадеева: Мы с этим номером всегда ожидаем более сдержанной реакции. Ведь там не так уж все и смешно. Но мы невольно его постепенно изменяем.

Ольга Никитина: Самое смешное-то не рассказали! Мы ушли за сцену, а эта женщина снова на нас нападает: «Почему у вас Райх в двух номерах!» Мы ей: «Да нет же, в одном!» Она нам: «В двух!» - и показывает. Правда, в конце программы еще одна Ольга Райх, только из другого театра – тезка и однофамилица нашей.

Ольга Райх: Мы с ней потом познакомиться пошли.

Ольга Никитина: В общем, …нам нужен в театре музыкальный спектакль-концерт, чтобы мы могли увековечить свой номер и представить его широкой зрительской аудитории.

Марина Фадеева: Такие музыкальные спектакли в театре шли, но создавались они без сколько-нибудь основательной идеи.

Ольга Райх: На хороший спектакль нужно хорошо потратиться.

Ольга Никитина: И, конечно, нужен педагог. Хочется делать это хорошо, на высоком профессиональном уровне. У зрителя, мне кажется, потребность в таких спектаклях есть.

Что для вас песенный текст?

Марина Фадеева: Текст – это история, от него зависит все решение образов, манера исполнения. Для своего выступления мы решили взять песню, которую не знали раньше. Услышав ее, мы «придумали» идею – захотелось парадоксальных образов, неожиданных. Поэтому мы и стремимся исполнять малоизвестные песни, пародия образа нам не интересна. Наша задача – сотрудничать и получить от совместной работы удовольствие. У нас разный жизненный и творческий опыт, и мы подаем друг другу идеи…

Ольга Райх: …И помогаем друг другу переступать через сомнения: вдруг что-то не получится. Нам есть над чем работать. Мне ценно, что из нашей дружбы возник творческий союз.

Марина Фадеева: Очень бы хотелось увидеть расцвет актерской песни в Томске.

А есть ли в Томске актерская песня?

Ольга Райх: Взять хотя бы наш театр. Ребята из «Глухих согласных» исполняют песни, но это нечто другое. И дело тут не в жанре.

Ольга Никитина: Как явления, думаю, актерской песни в Томске пока нет. В том смысле, когда в театрах этому придается серьезное значение.

Куда дальше?

Ольга Райх: Мы теперь за границу!

Марина Фадеева: …Томской области точно.

Ольга Никитина: Я говорила, что у нас есть идея драматического существования вместе. Мы что-нибудь придумаем!

Конкурс завершился. Жюри во главе с председателем - директором Департамента культуры Тюменской области Е.С.Негинским и председатель Тюменского отделения СТД России В.В.Орел отметили выступление томских артистов специальным призом «За искрометный юмор и позитивный настрой». А тюменцы подарили нашим артистам ночную экскурсию по своему городу, основательно погрузив в краеведческие глубины его происхождения.

Мы искренне рады их успеху и надеемся, что эта маленькая смешная сценическая история «В далеком Лондоне» получит продолжение в нашем родном Томске.

 

 

 


Мы в Instagram:
 
86posts342followers75following