Принцип чтения. Ольга Никитина: "Раньше ради книг мы были готовы на многое". Мария Симонова (Сайт "Томский обзор")

Принцип чтения. Ольга Никитина: "Раньше ради книг мы были готовы на многое". Мария Симонова (Сайт "Томский обзор")

Одна из ведущих актрис Томского театра юного зрителя Ольга Никитина уверена, что книги ее воспитали.

Какое-то произведение могло заставить ее говорить в стиле Шекспира или в духе команды тимуровцев помогать бабушкам. А еще героиня нашего очередного "Принципа чтения" рассказала, как театр менял ее отношение к книгам, какую пьесу она читала больше всего раз и какие жанры ей не близки.

 

— Я, как и многие люди моего поколения, чье детство пришлось на 60-70-е годы, могу сказать, что меня воспитали улица и книги. Родители работали, телевидения, слава богу, тогда было в нашей жизни мало, гаджетов еще не существовало. До сих пор отлично помню свои первые книжки. Тоненькие на серой бумаге… Первая сказка, которую в детстве мне читал папа, это "Три поросенка". Он же и научил меня хрюкать. И потом так сложилось, что я 15 лет играла в ТЮЗе Нуф-Нуфа! Накаркал папа… Зрители тот спектакль очень любили. Чего нам только после него не дарили! Однажды после "Трех поросят" на сцену вышла девочка и вручила нам… мешок морковки, причем они были огромными. Так трогательно! Часто дети нас рисовали. И сегодня в нашей гримерке висит картина, посвященная "Трем поросятам", это работа наших зрителей.

По мере взросления ответы на вопросы, которые у меня появлялись, я часто находила в литературе. Алексина очень любила, Рыбаковым зачитывалась. Мне повезло, у нас в школе был хороший класс, все увлекались литературой. Нам ее преподавала Елизавета Степановна Гончарова, она теперь работает в университете. Мы с одноклассниками на переменах придумывали игры, связанные с книгами. Когда прочитали Шекспира, учителя не знали, что с нами делать. Мы стали ему подражать, разговаривать ритмическим шекспировским стихом. Увлекались до такой степени, что уже учителя говорили: "Хватит, остановитесь!".

Другой автор, сильно повлиявший на нас в детстве, — это Гайдар. "Тимура и его команду" мы с друзьями восприняли как руководство к действию. Хотя никто не просил нашей помощи, мы все равно стремились что-то сделать. Приходили в деревянные старые домишки, где еще были печки, из трубы шел дым, стучались: "Вам помощь нужна?". Бабушки поили нас чаем, мы им немного помогали, например, раскидывать дрова… До сих пор считаю, что книги Гайдара — это хорошая литература.

Вспомню и про эротическую литературу, которую я читала в юности. Это Бунин, его "Темные аллеи". Они стали одной из тех книг, что сформировала мое представление о мужчинах и женщинах.


Книга — она несет либо информационную функцию, либо эстетическую. Я больше люблю те, которые несут эстетическую. Они-то, считаю, и формируют нас, делают человека человеком. Ты выбираешь себе такую литературу, которая тебе близка.

Среди важных для меня книг Оскар Уайльд, его письма. Можно открывать ее на любой странице и читать. Я творческий человек, мне было интересно, что написал Уайльд. Не знаю, какое впечатление складывается у других, а я теперь понимаю, насколько он был одиноким человеком, обделенным любовью, особенно материнской. В этом и причина всех проблем. Для меня, как для мамы, это тоже был сигнал: мальчиков непременно надо любить, чтобы потом у них не было проблем с девушками.

Режиссер Роман Виктюк недавно признался на телевидении, что своровал книгу. И я тоже могу рассказать о себе подобную историю: воспоминания Анастасии Цветаевой я украла из сельской библиотеки. Не помню даже точно, какая это была деревня, но когда я ее увидела, то поняла: она мне нужна. Цветаева много пишет о своей сестре Марине. Сейчас, говорят, открыли архивные документы, где вся правда о поэтессе… А я прочла на одном дыхании воспоминания ее сестры, и не знаю, какой правды еще нужно. Там столько информации!

Мне запомнилось, что родители Цветаевым с четырех лет читали Мопассана. Видимо, чем раньше знакомить детей с чем-то непонятным, сложным, тем лучше. У Цветаевых-старших была такая тактика. Поразила любовь Марины Цветаевой к сыну. Она была женщиной-любовью, это чувствуется.

Книгу "Метафизика труб" Амели Нотомб я прочла благодаря режиссеру Александру Огареву. Я посмотрела в театре Драмы его спектакль "Амели", и поняла, что хочу прочитать роман, который был в основе постановки. Приобрела книжку, и получила такое удовольствие, что всем теперь рекомендую этого автора.

Сейчас читаю модный роман "Шантарам" Робертса. Дочь меня убедила: "Ты должна прочесть!". Многие говорят, мол, молодежь не читающая сегодня. Не знаю, я дочь к книгам приучила, она постоянно что-то читает и мне советует.

Пока я только в начале этой толстой книги, но ее легкий язык мне нравится. Интересно, что в романе жизнь героя показывается на фоне эпохи 30-40-х годов.


Люблю автобиографическую литературу. Мне нравится, как пишет актриса Алла Демидова. Очень она умная женщина, интересно читать, что она думает о профессии, о времени, о театре и о великих партнерах по сцене.


Много читаю психологической литературы. Недавно запомнилась книга американского автора под названием в духе "Хочешь быть счастливым". Я одно поняла прочитав: все проблемы — они в человеке, не надо винить кого-то из вне. Бесполезно говорить "Если я перееду, все изменится". Ничего не меняется само по себе, человек сам кузнец своего счастья. Очень толстую книгу пришлось прочесть, чтобы понять эту простую истину. Но нам нужны авторитеты.

С удовольствием читаю пьесы. Макдонах — один из моих любимых авторов. Его называют "современным Чеховым", и я согласна с таким определением. У нас был спектакль "Калека с острова Инишмаан". Мы привезли его в Улан-Удэ на фестиваль, и одного местного начальника управления культуры постановка оскорбила. Ей показалось, мы про них играем, она узнала в героях себя. Это самый большой секрет драматурга. Ты читаешь Макдонаха, и понимаешь: это про тебя. Ты говоришь о сокровенном, а еще 10 человек понимают это о них — примерно так, как я помню из философии, звучит определение гениальности.

"Королева красоты" Макдонаха — мелодрама хорошего качества. "Человек-подушка" — отличная пьеса, а "Дикий Запад" мне меньше нравится. Про "Калеку с острова Инишмаан" даже и не говорю. Там смешное с трагическим переплетаются, как и в пьесах Чехова. Все же смешано в жизни.

Как можно плохо относиться к пьесам Чехова! Конечно, я их люблю. Только грустно, что время идет, а я в спектаклях по его произведениям не поиграла…

Больше всего мне близка "Чайка". Может, потому, что там среди главных героев Нина Заречная, актриса и ее неудавшаяся судьба. И Аркадина, другая артистка, тоже несчастная женщина, тоже интересная героиня.

Самая любимая моя пьеса, с которой я познакомилась еще в школе и читала ее уже раз восемь — это "Горе от ума" Грибоедова. После нее я и полюбила читать пьесы, что потом удачно совпало с работой.

Полагаю, "Горе от ума" - самая простая пьеса для восприятия. Кстати, говорят, что если курс в театральном институте позволяет поставить "Горе от ума", артисты на все роли есть, то, значит, курс сложился. Та же схема — эталон для труппы.

Когда я стала работать в театре, то поняла: пьеса — это только повод для постановки. Накануне репетиций я сижу дома, читаю текст, что-то себе представляю, а потом начинается работа, и режиссер все переворачивает. Значит, нужно просто учить текст и приходить на репетицию с открытым забралом.

Современные российские пьесы меня сначала привлекли, но потом стали меньше нравиться. Хотя есть та же Ярослава Пулинович, которая мне интересна. Или Вырыпаев — мне не все у него близко, но "Танец Дели" я очень люблю.

Недавно написанные пьесы ближе к нам, поэтому в них играть проще. Другое дело, сложность в том, чтобы герои получались узнаваемы. Актриса Ариша Филиппок, которую я играю в пьесе Пулинович "Как я стал", написана хорошо, такие типажи и правда есть.

Но в целом от современной российской драматургии у меня ощущение, что это какая-то одна большая пьеса, и обязательно черная. Вскоре просто перестаешь воспринимать текст и сочувствуешь этим людям.


С годами отношение к героям книг меняется. То, что меня задевало в 30 лет, теперь вызывает другие эмоции. Меня перестали трогать несчастные персонажи, которые все время жалуются. Может, дело в том, что с годами я стала такая жестокосердная… Хотя Чацкий заставляет меня ему сопереживать до сих пор. Так что все зависит от того, как написано… Да и самой хочется порою сказать: "Карету мне, карету!".


Для проекта "Дыши свободно" мы делали эскиз по "Декамерону" Боккаччо. Материал очень непростой. Эту книгу привыкли воспринимать как истории, полные секса и разврата, других пороков. На самом деле все сложнее. Например, в одной из новелл отец не позволяет дочери выйти замуж за любимого, и она кончает жизнь самоубийством. Понятно, подобная любовь сегодня почти не встречается. А тогда жили большими страстями! Такая была эпоха.

Есть книги, которые мне не близки. С детства не очень люблю фантастику, не мой жанр, хотя и стыдно в этом признаваться. Правда, сейчас поставила цель перечитать Р’я Бредбери. Не знаю, почему такое отношение к жанру. Может, потому, что мы родились в советское, очень реалистичное время.

Однажды попался мне в руки "Эдичка", книга Эдуарда Лимонова. Я ее не дочитала, не смогла.

Иногда так случается, что работа над спектаклем меняет твое отношение к книге. Когда Митя Егоров решил поставить в ТЮЗе "Победителей", то еще до начала работы сказал артистам: "Почитайте Алексиевич, выберите себе рассказ". Я, конечно, сразу купила книгу. Всегда с радостью это делаю, люблю запах новой книги. Начала читать… И у меня все сжималось внутри. Я подумала: "Зачем?! Это так страшно, вся книга одна большая боль. Прочитаешь один рассказ — захлебываешься слезами. Столько трагедий…". Но нужно такие вещи иногда говорить себе, зрителю… Если бы Митя не ставил у нас спектакль по этому произведению, я бы никогда сама не вернулась к прозе Алексиевич. А благодаря режиссеру, обладающему четкой позицией, понимающему, что он хочет от материала, я иначе стала воспринимать эту книгу.

Бывает наоборот: кажется, замечательный материал, приезжает режиссер, прекрасно говорит о планах, а потом спектакль у него получается неудачным.

Электронные книги не люблю, обращаюсь к ним только по необходимости, например, в самолете. Предпочитаю бумажные книги. И тяжело расстаюсь с ними, редко даю почитать. Хотя романами Рубиной мы недавно менялись с подругой. "Синдром Петрушки" недавно прочитала, и посмотрела фильм по этому роману с Мироновым и Хаматовой. В кино, правда, нет описаний, которыми она так владеет, невозможно там их передать.


Раньше ради книг были готовы на многое. Помню, как мы с мужем сдавали макулатуру — газеты у всех собирали, стояли в очереди за интересными нам изданиями… Такие времена были, сейчас и не поверишь!

 


Источник: "Томский обзор"

Текст: Мария Симонова

Фото: Саша Прохорова


Мы в Instagram:
 
246posts643followers138following