"Язычники" на сцене ТЮЗа. Софья Вольская (газета "Томская неделя")

"Язычники" на сцене ТЮЗа. Софья Вольская (газета "Томская неделя")

"Драма о поиске веры, причинах безверия и потери веры, судорожном обретении веры и таком же стремительном ее исчезновении"

13 и 14 сентября театр юно­го зрителя показал томичам премьеру спектакля "Языч­ники". Постановка была представлена в рамках про­екта "Театр Нового Зрителя". Еще в прошлом театральном сезоне стало известно, что этот творческий проект вы­играл конкурс Министерства культуры РФ по поддержке молодой режиссуры. Моло­дые, но уже имеющие опыт сотрудничества со многими известными театрами петер­буржцы – режиссер Евгения Сафонова и художник Кон­стантин Соловьев – выбрали для постановки в Томске последнюю пьесу украинского драматурга, поэта, прозаика и журналиста Анны Яблонской. По трагическому стечению обстоятельств, полет на вру­чение приза как раз за пьесу "Язычники" в январе 2011 года оказался для Яблонской роковым: 30-летняя Анна погибла во время теракта в аэропорту "Домодедово".

Критики считают "Язычни­ков" – драму о кризисе веры у современного человека – луч­шим и самым точным текстом киевского драматурга. Пьеса и правда получила заслуженное внимание и немало премий. Се­годня "Язычники" идут на са­мых разных сценах. Спектакль сопровождается обязательной пометкой "18+", так как в тексте пьесы присутствует ненорматив­ная лексика. Сразу хочется ого­вориться, что мат используется здесь вовсе не ради эпатажа: в контексте постановки он играет роль проявителя неких жизнен­ных установок.

Содержание постановки

На примере частной, доволь­но привычной в обывательском смысле семейной истории автор создает модель современной об­щественной ситуации. На сцене семья, члены которой давно пере­стали понимать друг друга, од­нако по инерции продолжающие жить вместе. Инфантильный муж Олег – нереализовавшийся музы­кант, который мечтает играть в оркестре и ночью тайно от род­ных слушает музыку. Вымотанная добычей денег на образование дочери и ремонт квартиры жена Марина беспрерывно работает риэлтором, а по ночам еще и шьет шторы на допотопной швейной машинке. Юная дочь Кристина незаметно для родителей бросает вуз, находя утешение в обществе мужчин и алкоголя. Семейную разобщенность лишний раз под­черкивает вечно нетрезвый сосед Боцман, который практически неотлучно находится в квартире и без особого рвения вершащий в ней бесконечный ремонт.

Нежданное появление в доме Натальи – набожной матери Оле­га, много лет назад бросившей сына ради посвящения себя пра­вославию – неминуемо влияет на ситуацию. Жестко соблюдающая православные обряды Наталья начинает настойчиво требовать этого и от окружающих, несмо­тря на их первоначальное сопро­тивление. И, казалось бы, жизнь постепенно налаживается. Со­сед бросает пить, благодаря чему ремонтные работы в квартире наконец-то сдвигаются с мертвой точки. Глава семьи получает ра­боту, не связанную с призванием, но зато приносящую постоянный и удовлетворительный доход. Жена успокаивается и охотно принимает участие в православ­ных обрядах. Квартира превра­щается в чистенький тихий оазис всеобщего понимания, поддерж­ки и любви.

Тем не менее, зрителю сразу ясно, что подлинной духовно­стью в показанной ситуации и не пахнет. Люди просто предельно устали от каждодневной суеты, взаимного антагонизма и окружа­ющего негатива, поэтому охотно идут на внезапно предложенный извне альтернативный вариант существования.

Однако в стороне от всеобщей веры и перемен остается Кристи­на, называющая себя агностиком и живущая яркими детскими воспоминаниями о тех време­нах, когда в семье еще были со­всем другие отношения…Когда Кристина совершает попытку суицида, вера в Бога сразу всеми, кроме Натальи, подвергается со­мнению.

Сценография и игра

В томских "Язычниках" очень запоминается сценография. Сложная конструкция с легко­стью превращается то в комнату, то в крошечную ванную, то в сво­бодное пространство, то в боль­ничную палату. И все эти вари­анты лишены цвета, везде пусто и неуютно, и эта пустота очень наглядно перекликается с вопро­сом отсутствия веры. Интерес­ной технической составляющей спектакля стал экран над сценой, на котором в ряде сцен зрителям представлена он-лайн трансляция спектакля (например, крупный кадр рук, теребящих край кофты, или лица героев крупным пла­ном). Театр, в отличие от кино, редко дает возможность рассмо­треть мимику актера, поэтому в основном здесь приходится до­вольствоваться интонациями и полагаться на собственное зрение. В данном же случае экран взял на себя роль части декораций, и по­рой глаз мог дать куда больше понимания, чем любой монолог, произнесенный актером.

Вопросы и ответы

На протяжении всего спектакля герои ищут себя, ищут друг друга и пытаются понять, на каком от­резке пути они потеряли то самое, что делало их людьми и семьей? Множество вопросов, на которые не так-то просто сразу дать от­вет, возникает уже при просмотре спектакля.

И все же поставленное на сцене ТЮЗа действо вовсе не про рели­гию, а про веру и отношения лю­дей; о том, что важнее соблюдения обрядов видеть и слышать своих близких, понимать, что с ними происходит, какие чувства они испытывают. Ведь во что верить и кому молиться отчаявшимся людям, как правило, уже неваж­но: герои спектакля, например, в критической ситуации жизни и смерти начинают призывать на помощь даже языческих идолов.

Пьеса "Язычники" адресована каждому лично. Его было бы осо­бенно полезно посмотреть всем современным родителям, добро­вольно заточившим себя с утра до ночи на работе.

Вопросы ведь, действительно, ставятся перед зрителем интерес­ные. Что хуже: сделать аборт или бросить живого ребенка? Что бо­лее угодно Богу – забота о своей семье или вечное паломничество, отказ от всего, преданность вере? Имеет ли человек право навязы­вать свою веру другому человеку? Как отделить истинную веру от безверия, и каковы вообще крите­рии этой истинной веры? Можно ли одну веру ставить выше всех остальных? Не делают ли ошиб­ку люди, ставя знак равенства между понятиями "вера" и "цер­ковь"? Становится ли человек по-настоящему верующим, лишь служа в церкви, и делает ли чело­века по-настоящему порядочным это служение? Чем для нас, со­временных людей, в большинстве случаев является вера? Вместе со зрителями автор пытается понять причины возникновения потре­бительского отношения к духов­ной составляющей жизни челове­ка. Ну а разбираться с вопросами веры для себя лично каждому из героев пьесы – как и каждому зрителю – приходится уже само­стоятельно.